Премьерные заметки

(С) Мария Перцова , 2010 г.
Зрительский отклик на спектакль “С днём рождения, папочка!”
Публикуется с разрешения автора.

Ведь, чтобы там ни говорили, мы все – люди русской культуры, и русский театр является мечтой каждого из нас.

Мы все согласны, что русская эмиграция – театральная. На какие бы гастроли я ни ходил – Стреллера, Питера Брука или Бергмана – везде звучит русская речь.

Из беседы театрального критика Беллы Езерской с режиссером Гарием Черняховским

Русскоязычная эмиграция в Сан-Франциско и Силиконовой долине не слишком избалована театральными впечатлениями. Российские театры к нам не доезжают, большей частью ограничивая свои гастроли городами восточного побережья, а если добираются, то привозят порой не лучшие, а самые мобильные спектакли – минимум участников и декораций. Гастроли американских и европейских театров, те самые, о которых говорится в упомянутой выше беседе – случаются очень редко. Русская речь там действительно слышна. Сказывается русская театральная традиция: «Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей…» и так далее, и тому подобное.

За последние годы в Сан-Франциско появилось несколько камерных американских театров. Но и они, в совокупности, выпускают только пару удачных спектаклей в год. То есть неутоленный театральный голод, как ни говори, присутствует. Наша община восполняет этот голод по-своему, с помощью любительских спектаклей, так как отечественная «театральность» формирует не только зрителя, но и актера-энтузиаста. Любительские постановки подарили нам в прошлом и, несомненно, подарят еще немало счастливых минут, но у любительских спектаклей – короткая жизнь. Они играются два-три раза, и умирают, не успев развиться, достичь творческой зрелости.

И вот совсем недавно произошло почти невероятное и радостное событие – в Mountain View открылся первый стационарный русский театр . То есть русский театр с американским именем “Theatre You” существует уже более 12 лет , но только в этом году, благодаря поддержке меценатов и организационной деятельности директора и актрисы театра Марины Чечельницкой, коллектив получил постоянное помещение со сценой и небольшим зрительным залом. Руководит театром профессиональный актер и режиссер Александр Лизненков. Многим запомнились его постановки «Забыть Герострата», «Чего не сделаешь ради вас…», необычайно интересные «Маленькие трагедии» по произведениям А.С . Пушкина. Событием стало и открытие нового сезона, который начался спектаклем по пьесе А.Строганова «Сатира».

Строганов – необычный драматург. Работая врачом-психиатром, он разработал метод лечения больных с применением театральных систем Станиславского, Бертольда Брехта и Михаила Чехова. Позволю себе привести выдержку из статьи, описывающей эту методику. «Система Брехта, основанная на методе отчуждения, позволяет пациенту взглянуть на свою проблему как бы со стороны, что дает возможность эффективно лечить людей, находящихся в состоянии развода или конфликта, или переживающих смерть близкого. Этот метод Строганов назвал «Эпической терапией». Пациенту предлагается описать свою ситуацию на бумаге, а затем несколько раз зачитать текст, меняя эмоциональную окраску. Человек как бы абстрагируется от проблемы, и она теряет свою остроту. По Станиславскому больные, наоборот, погружаются в свой образ, примеряя на себе позитивное отношение к жизни». За эту методику Строганов был выдвинут на соискание Нобелевской премии в области медицины, а пьесы его с успехом идут в московских и петербургских театрах, были переведены и поставлены в Чехии и в Америке.
В основе пьесы «Сатира» – старый, как мир, конфликт «отцов и детей» . Впрочем, показан он в современном ракурсе – как болезненный разрыв между поколениями, углубившийся в результате развала строя, смены «измов» и эпох. Старшее поколение в спектакле представляет Лев Александрович Смышляев в талантливом исполнении Александра Лизненкова. Александр очень точно, эмоционально создает образ старого хирурга, в котором под маской сатира, шута, этакого Федора Карамазова, спрятаны одиночество, сомнения в правильности прожитой жизни, тоска по своему продолжению. В любви Смышляева к джазу и Хемингуэю безошибочно угадывается поколение, чья молодость пришлась на оттепель 60-х. Их отталкивают «дельцы» и «крутые» ребята с пистолетами и бритыми головами, но это – их собственные дети, в руках которых настоящее и будущее, и диалог – неминуем.
«Я ничего не пишу. . . Я все помню наизусть. Я целыми днями занимаюсь тем, что репетирую это свое обращение. Он наверняка скажет, что у него мало времени , и мне надо будет сказать самое важное быстро», – говорит о сыне Смышляев.

Диалог Смышляева и Сережи, роль которого органично и искренне сыграл Дмитрий Кольцов, и заключает в себе надежду на то, что понимание возможно, что человечность никто не отменял и не отменит.
Кроме игры актеров, хочется отметить любовное внимание к деталям в этой постановке, отлаженный, профессиональный звук и свет (Л. Кегульский, М. Хитров, О. Шурыгин), работу художников-оформителей – труд всех тех, кто за сценой.

Строганов известен своей игрой с банальностями, затверженными истинами, умением поднимать их до уровня вечных тем и настоящей драмы. Это удалось и режиссеру спектакля, исполняющему также и главную роль в нем, Александру Лизненкову. Спектакль, раскачиваясь от фарса к трагедии, завораживает зрителя, не оставляет и после финала. И это только начало, спектаклю есть куда расти, побуждая духовно развиваться своего зрителя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *