Спектакль произвел сильное впечaтление

(С) Яков Петров, 2009 г.
Опубликовано в газете “Кстати” #745 и на сайте газеты

 В «Кстати» №741 была напечатана статья “Заметки на полях театральной програмки” С. Копыльского. Не могу удержаться от полемики с автором. В статье говорилось о только что завершившемся сезоне театра “Ю” и двух спектаклях этого сезона. Признаюсь, познакомился я с театром “Ю” впервые 7 июня, побывав на спектакле “Маленькие трагедии”. Второй спектакль, о котором хорошо отзывается автор статьи, я, к сожалению, пропустил. Именно “Маленькие трагедии” произвели на меня сильное впечатление и заставили сесть за эти заметки.

Я не пушкинист,но зритель вполне искушенный. И подача знакомых пушкинских строк в манере, оправданной стилем постановки, не вызвала у меня внутреннего сопротивления. Обращение же к материалу, действительно разработанному столько раз и в разных формах, но сегодня, и здесь, только приятно удивило и обрадовало. Тем более, что очень многое в трактовке и оформлении показалось оригинальным и безусловно талантливым. Не скрою, кое-какие символы, использованные режиссером А.Лизненковым, оставили знак вопроса, но именно поэтому я с удовольствием вернулся и посмотрел спектакль еще раз в “Видео-театре” на вебсайтовой страничке театра “Ю”.Многое стало понятнее.
Возможно, мое прочтение режиссерских задумок субъективно, но где вы видели объективность в искусстве?

В спектакле (кроме светового оформления ) использованы только два цвета – белый и красный- причем преобладает белый- цвет савана, цвет смерти. Очень вероятно, что смерть то и дело мелькала в круговерти пушкинских мыслей в ту знаменитую Болдинскую осень, когда? окруженный холерой и карантинами, он писал свои трагедии. Ведь в каждой из них ( трагедий) ей ( смерти ) отведена существенная роль, и это настроение и атмосфера замечательно схвачены цветовым исполнением и добавлением осенней листвы – чтобы мы в Болдино окунулись, – и плавными переходами из одной трагедии в другую, а также детскими воспоминаниями А.С. Пушкина в прелюдии к спектаклю, и, наконец, пушкинскими рисунками на экране…

В театральной символике в каждой трагедии я увидел почерк талантливого режиссера: вспомните, как в вихре танца мелькают ноты, повергающие Сальери в безумие; а как явственно звучит реквием в четких шагах молчаливой босой толпы! В “Скупом рыцаре”, когда падали головы “сундуков”, над которыми властвует барон, у меня мурашки бегали по коже, и я видел, что у соседей моих перехватило дыхание. А дуэль в «Дон Гуане» – эмоциональный накал в движении, летающие красные шарфы – пролитая кровь – лаконично и захватывающе. А пир-оргия, с немой песней Мэри и вихрем крутящейся, колышущей воздух в зале кровати – носителя смерти.

Конечно, были неровности и погрешности, в основном, в работах главных героев, роли которых исполняли одни и те же актеры. Это касается, к примеру, образов, созданных Д.Кольцовым. Eго Альбер показался мне живым и ярким, а вот Сальери – несколько плоским и монотонным. В. Базарский был, на мой взгляд, убедительным бароном, а вот в священнике из “Пира” какой-то, что ли, мощи мне не хватило. И у остальных исполнителей что-то было исполнено с блеском, а где-то бывали неточности. Удивили женшины О.Никитина (Лаура) и А.Белая ( Донна Анна) сумевшие продемонстрировать тонкую женскую красоту под масками окрашенных белым лиц.

Хочется верить, что мне удалось аргументировать своё несогласие с критикой спектакля “Маленькие трагедии”. Повторю: спектакль. подаривший новую встречу с А.С. Пушкиным, произвел на меня сильное впечетление. Жду от моего нового знакомого – театра “Ю”- новых работ, жду с нетерпением.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *